andreyplumer (andreyplumer) wrote,
andreyplumer
andreyplumer

Categories:

Советский шеф резко раскритиковал представления о ракете


17 сентября 1959

Вашингтон. Советский премьер Никита С. Хрущев сказал сегодня сенаторам, что вице-президент Ричард С. Никсон неправ, говоря, что Советы потерпели три неудачи в недавних попытках попасть в Луну ракетой.

Ричард Никсон сказал так, не назвав источник информации, после того, как Советы объявили на прошлой неделе о запуске своей лунной ракеты.

Сенатор Ричард Б. Рассел (демократ от штата Джорджия) спросил об этом Хрущева за закрытыми дверями в столице на встрече 25 сенаторов с советским лидером.

Сессия вопросов и ответов состоялась в переполненных помещениях сенатского комитета по международным отношениям, пока более 100 полицейских в форме патрулировали окрестности, вместе с другими служащими безопасности. Встреча продлилась час и 35 минут, покрыв широкий спектр тем.

По окончанию, председатель Дж. Уильям Фулбрайт (демократ от штата Арканзас) следующим образом резюмировал результат обмена мнений о лунной ракете:

Когда Рассел спросил Хрущева, сколько неудач было у СССР перед запуском лунной ракеты, то Хрущев сначала ответил:

«Об этом вам нужно спросить Никсона – такое ему всегда известно».

Но затем, с долей тяжеловесного юмора, он продолжил: «Я раскрою вам секрет – надеюсь, мое правительство не отзовет меня, поскольку не давало мне прав говорить это»

Хрущев сообщил, что Советы хотели запустить свою лунную ракету неделю назад, но столкнулись с некоторой технической проблемой, а поэтому взяли другую ракету и запустили ее.

«Такова правда» - процитировал его Фулбрайт, «я поклянусь в этом на библии»

«Если Никсон думает, что он прав, то пусть поклянется на библии».

После окончания встречи, которая подавалась как чаепитие, Хрущев сообщил, что он очень доволен «хорошим разговором с сенаторами – легкой и честной беседой»

«Я думаю, чем больше встреч и разговоров, тем лучше мы поймем друг друга», сказал он, «и тем ближе станет возможность мира»


Содержание


Tags: spacejam, Луна, Никсон Ричард, Рассел Ричард, Хрущев Никита
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments
Хм. Неожиданный коммент.

Так такая история была. Если процитировать Чертока

Для очередного штурма Луны готовили параллельно две ракеты и соответственно два лунных контейнера с двумя "сентябрьскими" вымпелами. ... Мы не допускали и мысли о дальнейших неудачах. На технической и стартовой позициях все работали с неистовым желанием успеха. Работа шла круглосуточно. Замечаний и доработок было сравнительно немного.

Первая попытка пуска состоялась в соответствии с полетным заданием 6 сентября в 3 часа 49 минут. Ошибиться со временем старта разрешалось не более чем на 10 секунд. При большей ошибке следовало перенести пуск на сутки или более, соответственно пересчитав время.
С первой попытки старт сорвался. Произошел автоматический "сброс схемы". Более двух часов искали причину. Обнаружили глупейшую эксплуатационную ошибку при сборке схемы на стартовой позиции. Анализ ошибки, как обычно, выявил и неточность электрической схемы. Один из штепсельных разъемов не был показан на схеме, и его не состыковали при общей сборке кабелей на стартовой позиции.
...
На рассвете доложили Государственной комиссии, что повторить попытку пуска 7 сентября невозможно. Мы с самого начала заказывали Кузнецову гирогоризонты, определяющие угол наклона траектории ракеты на активном участке из расчета возможных пусков через двое суток, а не на каждые сутки. Для 8 сентября время старта приходилось на 5 часов 40 минут 40 секунд.
Всю ночь велись проверки, продолжалась подпитка ракеты кислородом, многократно проверялись готовности наземных служб. Я успокаивал по связи полковников командно-измерительного комплекса, которые со своими многочисленными радиоспециалистами дежурили по всей стране "от Москвы до самых до окраин". Все двигалось по заведенному распорядку, пока не дошли до команды "Дренаж". По этой команде начинается наддув сжатым азотом всех баков. Все баки наддулись до нормального давления, кроме бака окислителя на центральном блоке. Еще было в запасе время. По команде с пульта сбросили давление - открыли дренажи и сделали вторую попытку наддува под контролем датчика давления системы телеизмерений. ... В наступившей в бункере тяжелой тишине Воскресенский, который в такой ситуации никогда долго не предавался горестным размышлениям, предложил сделать третью попытку. "Скорее всего, в трубке, идущей от бака к датчику, сидит ледяная пробка, - сказал он. - Если мы ее вышибем давлением, ракета будет готова к пуску".
С третьей попытки кислородный бак наддулся, но процесс пуска пришлось остановить. Время было уже упущено. Воскресенский снова оказался прав, интуиция его не подвела. Надо было решать, как поступать дальше. Ракета уже трое суток стояла "под кислородом". Сливать топливо и снимать ее для сушки или сделать еще одну попытку?
В это время, протолкавшись через толпу притихших стартовиков, Лавров своим тихим, спокойно-невозмутимым голосом доложил, что, посмотрев программы гироприборов, они, то есть баллистики, допускают ракету к пуску с теми же приборами на 9 сентября.
"Где вы были раньше?" - возмутился Королев, но не стал бушевать.
Приняли без взаимных упреков единственно возможное решение: стоять "под кислородом" еще сутки. При этом регулярно выключать и отогревать рулевые машины и проверять бортовые системы на функционирование. Электроогневое и заправочное отделения остались на своих рабочих местах. Люди не спали уже двое суток. Теперь им разрешили спать прямо в бункере, поочередно, по часу или по два. Решено все приборные отсеки ракеты продувать теплым воздухом и регулярно измерять температуры.
Госкомиссия и главные конструкторы в такой обстановке тоже установили режим круглосуточного дежурства.
Расчетное бюро - все теоретики — получили строжайшее предписание: многократно все перепроверить и дать точное время старта на 9 сентября.