andreyplumer (andreyplumer) wrote,
andreyplumer
andreyplumer

Category:

Имя астронавта, который сотворит историю


4 марта 1960

В один из дней следующего года одному из семи американских астронавтов проекта «Меркурий» будет предназначено стать героем.

Закрытый в крошечной капсуле, он три раза облетит по орбите Землю. Независимо от того, выживет-ли он, чтобы рассказать об этом, или нет, но он войдет в историю, как первый американец, побывавший в космическом пространстве.

«Я пытаюсь представить себя, начинающим полет», признался Скотт Карпентер, один из молодых людей, считающих себя достаточно счастливыми, чтобы получить этот шанс. «Но, полагаю, что не буду знать по-настоящему, пока не настанет мой черед»

Самое лучшее представление, которое он пока что-получил, по его словам, это картинка, вырезанная и присланная его другом. На ней показана одетая в скафандр фигура, шлем в руке, идущая в жутковатом рассвете к сверкающей на фоне ракете «Атлас».

«Прямо сейчас, нам даже неизвестно, кто из нас совершит эту прогулку», сказал астронавт Карпентер. «Это может быть Карпентер, Купер, Гленн, Гриссом, Шепард, Ширра или Слейтон… любой из нас. Я думаю, в этой гонке мы все сейчас примерно равны»

«Честно говоря, я бы не хотел быть тем, кто станет принимать это решение», добавил астронавт Шепард, пока он и Карпентер отдыхали в своей учебной комнате Оперативной космической группы в Лэнгли-Филд, штат Вирджиния, обсуждая, что случится, когда проект «Меркурий» отправится в полет.

В любом случае, они уверены, что выбор не будет сделан в последнюю минуту броском монеты.

«Вероятно будет созвано собрание и они (директора проекта) скажут, чье имя на билете», предположил коммандер Шепард.

Заранее будет выбран пилот и второй пилот, полагают они. «Второй пилот – на случай, если у первого в последнюю минуту разболятся зубы», пошутил коммандер Шепард. «Затем, эти оба будут готовы к этому конкретному полету»

С практической точки зрения, решение вероятно будет сделано более чем за неделю, полагает лейтенант Карпентер.

«Необходимо будет провести определенные работы, пока приближается день запуска – ускоренная подготовка, изучение и медицинские осмотры, так чтобы, получить для сравнения данные до и после», напомнил он о летных процедурах на основе своего опыта летчика-испытателя.

Доктор Стэнли Уайт, из биомедицинской команды проекта «Меркурий», дал еще одну практическую причину.

«За несколько дней до полета, выбранного астронавта переведут на легкоусваиваемую диету – что-нибудь вроде куриного супа с вермишелью, или яблочного пюре, может быть, - чтобы решить проблему дефекации», сказал он.

«Во время полета мы будем использовать потение, в качестве способа контроля температуры. Пот станет собираться и использоваться в системе жизнеобеспечения. Моча будет собираться и храниться для последующего анализа»

«Астронавт сможет пить воду во время полета – даже должен. Но мы не можем позволить ему есть много твердой пищи. На борту у него будет, возможно, с полдюжины тюбиков с лакомствами в жидкой, или пастообразной форме, и может быть какая-нибудь еда, кусочками на один укус, упакованными, как конфеты»

«На самом деле, первый полет будет таким сравнительно коротким, что, по нашему мнению, в еде нет большой потребности. Но мы думаем о последующих более длительных полетах», объяснил доктор Уайт.

Пока идут финальные проверки самого астронавта, мыс Канаверал, где произойдет старт, станет сценой другой лихорадочной активности.

Все системы капсулы – устройства, содержащего более 40’000 частей – будут проверены, как индивидуально, так и вместе, сказал Чарльз Мэттью, член оперативной группы, рассказывая об орбитальных планах.

Затем капсулу перевезут в пусковой район, где установят на ракету «Атлас», и всю систему проверят на совместимость – как электрическую, так и механическую.

Во течение этого периода пройдет серия обратных отсчетов, последний из которых приведет к огневым испытаниям на пусковой площадке. Затем капсулу снимут с ее 75-футового насеста и вернут в ангар для повторной проверки систем и финальной проверки готовности к полету.

Когда материальной части «Меркурия» дадут окончательное одобрение, ее установят на одном из существующих комплексом для запуска «Атласа».

«На площадке будут сделаны некоторые изменения, учитывающие особенность груза – в частности, следует учесть определенные человеческие аспекты миссии “Меркурия”», сообщил мистер Мэттью.

Наконец, сам астронавт займет капсулу, примерно за час до запуска. Существующие планы предусматривают, что он воспользуется обычной башней обслуживания, чтобы добраться до своего места, но может оказаться невозможным, чтобы башня оставалась так близко к ракете в течение этого периода.

Может использоваться специальная передвижная башня скоростного подъемника, названного «сборщиком вишни», чтобы позволить астронавту быстро выбраться из капсулы в случае экстренной ситуации на площадке, длительной задержки, или полной отмены, сказал мистер Мэттью.

Для астронавта это станет напряженным моментом, пока он карабкается сквозь крошечный входной люк капсулы, укладывается на пластиковом кресле, пристегивается, а люк закрывается за ним.

«До этого момента, не думаю, что нагрузка будет слишком большой. Но как только он окажется в капсуле, мы вряд ли сможем ждать» - признался астронавт Шепард. «Полагаю, нам предстоит пройти через многое, поэтому мы не хотим оказаться в состоянии полного шока»

К этому времени сам «Атлас» будет представлять собой пугающее зрелище – гигантская шутиха, уже сверкающая до старта, поскольку ее груз топлива, холодного жидкого кислорода, заставляет металлическую кожу парить, подобно сухому льду в теплом воздухе.

Едва видимая в поднимающемся паре, над ракетой и капсулой будет 16-футовая башня аварийного спасения, с прикрепленной к ней собственными ракетными двигателями.

Хотя модель «Атласа», которую используют для космических миссий, прошла 16 успешных испытаний, «мы не будем знать, даже перед запуском “Меркурия”, вполне ли она надежна. Несомненно, есть небольшой шанс отказа ракеты», признался Макс Фагет, глава отдела летных систем «Меркурия». «Поэтому мы предусматриваем башню аварийного спасения»

Вполне осознавая эту небольшую, но реальную возможность аварии, у астронавта «Меркурия» будет по крайней мере шанс уверить себя, что все в порядке, прежде, чем он стартует.

«Мы примем участие в обратном отсчете от минус 60 и вплоть до нуля минут до старта – и всегда можно щелкнуть “трусливым переключателем” на панели управления», подчеркнул астронавт Шепард.

Также обратный отсчет станет вести технический и наблюдательный персонал оперативной группы, готовящий свои электронные консоли в бетонном блокгаузе возле пусковой площадки.

Когда обратный отсчет достигнет отметки «минус 30», пусковой район эвакуируют, двери блокгауза плотно закроют, а оставшиеся наверху, для наблюдения за миссией, рассеются по возвышенным точкам на расстоянии сотен футов.

В момент времени «ноль», кто-то, вероятно Курт Джонстон, директор программы испытаний «Атласа» на мысе Канаверал, нажмет кнопку, которая запустит ракету с ревом, слышимым всюду в этом пусковом районе Флориды. Она пойдет ввысь над Атлантикой, в общем направлении на Бермуды.

Если запуск успешен, то башня аварийного спасения будет сброшена на 200’000 футов, примерно через 2 ½ минуты после запуска.

Если нет, то по сигналу либо с земли, либо астронавта, ракеты на треногой ферме за первую секунду после запуска унесут капсулу на 250 футов в сторону от курса ракеты.

В подобном случае, когда может произойти спуск в локальном посадочном районе, специальная спасательная команда, способная быстро передвигаться над сушей и водой, устремится навстречу, чтобы спасти, оказать первую помощь и потушить возгорание в точке падения.

Когда его шансы на «побег» пропадут, как только будет сброшена башня аварийного спасения, астронавт окажется на милости своей ракеты. Он полетит, имя позади два стартовых двигателя с тягой 150’000 фунтов и один маршевый, с тягой 80’000 фунтов.

Когда ракета достигнет высоты около 50 миль, два стартовых двигателя будут сброшены – «как сбрасываются пустые топливные баки¸ чтобы уменьшить груз», объяснил один из инженеров, и в дело вступит маршевый двигатель.

Когда «Атлас» сделает свою работу – разгонит астронавта и его наполненную приборами кабину за пределы защитной атмосферы Земли – он тоже отделится от капсулы со скоростью 15’000 футов в секунду.

Затем астронавт окажется на орбите. Он будет, как минимум, на высоте 100 миль, двигаясь со скоростью 18’000 миль в час, более чем в 23 раза быстрее скорости звука.

Это тоже критичная точка. «Если он не окажется на нужной орбите, его немедленно спустят вниз. Мы не хотим, чтобы капсула поднялась слишком высоко, или потеряла управление», заверил Пол Парсер, помощник Роберта Гилрута, директора проекта.

По пути на орбиту астронавт будет лежать на спине, лицом в сторону движения.

Однако, на орбите капсула развернется на 180 градусов, чтобы ее тупой конец с тепловым экраном был готов к немедленному началу спуска.

«Облетая вокруг Земли, астронавт будет в своем кресле, но в более сидячем положении, осматриваясь вокруг», пояснил он.

В это время, по крайней мере теоретически, астронавт сможет открыть лицевую панель шлема, глотнуть воды, размять мышцы и расслабиться.

«В своей герметичной кабине он будет дышать чистым кислородом. Система кондиционирования не даст ему нагреться. Внешняя оболочка капсулы защитит его от внешних температур и метеоритов», уверенно предсказал мистер Парсер.

На приборной панели, в нескольких дюймах от его лица, будут мигать зеленые лампочки, показывая, что автоматическое управление делает то, что положено. В случае отказа автоматики загорится красная лампочка и зазвенит звонок, пока астронавт вручную не исправит ситуацию.

«У нас даже может быть время, чтобы насладиться видом», сказал астронавт Карпентер, специализирующийся в проекте на связи и навигации. «Меняя положение капсулы мы сможем повернуться, чтобы увидеть Луну, или в любом другом направлении», объяснил он.

Там будет перископ, чтобы получить визуальное представление о Земле от горизонта до горизонта. Также там будет размером 8 на 10 дюймов «смотровое окно», прямо над головой пилота, так что он сможет увидеть чудеса космического пространства во время своего 4 ½-часового небесного полета.

Запланированная орбита проведет космического путешественника над южной частью Атлантики, Африкой, Индийским океаном, Тихим океаном и южной частью Соединенных Штатов. Она нигде не пройдет возле СССР, а к концу каждого 90-минутного витка капсула должна быть над США. Станции наземного слежения также полностью расположены внутри вод умеренного пояса.

Будучи размещенными во всему миру, 16 телеметрических и 11 радарных станций станут вести постоянное наблюдение за миссией. Некоторые будут на суше, а другие – на бортах кораблей. У всех будет голосовой контакт с астронавтом, а пять из них оснастят возможностью запустить тормозные ракеты для его возвращения на Землю.

Благодаря этой чудесной системе мониторинга, объяснил коммандер Шепард, «кто-нибудь у побережья Африки, например, сможет проверить и сказать: “Частота его пульса, довольно нормальная, сердце звучит хорошо, - кажется, там наверху все в норме”»

Когда капсула приблизится к концу своего третьего витка, ее нос будет немного приподнят и тормозные ракеты запустятся на восемь секунд с пятисекундными интервалами. Их настроят для автоматического пуска, но астронавт сможет нажимать кнопки, которые запустят их на пути домой.

«Там три тормозные ракеты», сказал коммандер Шепард. «Первая сработает где-то над Гавайями, а последняя – над Калифорнией. Они замедлят капсулу примерно на 350 миль в час меньше скорости, необходимой для того, чтобы остаться на орбите. Но мы все равно будем двигаться достаточно быстро, чтобы достичь Флориды до возвращения в атмосферу»

Примерно к этому времени ситуация станет действительно жаркой. Когда тупой конец капсулы начнет врезаться во все более плотную атмосферу, трение молекул воздуха, отодвигаемых в сторону, заставит ее светиться с ослепительной яркостью.

Воздух станет единственным тормозом, пока капсула не замедлится ниже скорости звука, на высоте около 60’000 футов. Затем раскроется небольшой тормозной парашют. Примерно на 10’000 футов, когда скорость составит около 250 футов в секунду, наполнится более крупный парашют и спустит капсулу вниз.

Если все пойдет по плану, то капсула спустится в воду, где-то на Атлантическом ракетном полигоне, «с довольно сильным толчком», (в тексте неоднозначная опечатка – П.) сказал мистер Парсер. Если она попадет на сушу, то толчок будет сильнее, но ячеистая структура в кресле астронавта смягчит удар.

Когда капсула окажется наплаву, начнет мигать очень сильный фонарь, видимый с расстояния в 30 миль. Радиомаяк начнет слать сигналы. Вокруг в воде станет распространяться зеленый краситель. Будут выпущены сигнальные буи, а для радарного обнаружения развеется металлическая соломка.

Если захочет срочно выйти, то астронавт сможет отодвинуть приборную панель, вытянуть пустой контейнер из-под парашюта, пробраться сквозь узкое горлышко капсулы, сбросить спасательный плот, надуть его и выпрыгнуть.

«Но к тому времени, я пойму, что уже все закончилось», сказал астронавт Шепард. «Я смогу остаться внутри капсулы и ждать, пока кто-нибудь не выловит меня!»
Эльси Крам

Содержание


Tags: spacejam, Атлас, Гилрут Роберт, Гленн Джон, Гриссом Вирджил, Джонстон Курт, Карпентер Скотт, Купер Гордон, Луна, Меркурий (проект), Мэттью Чарльз, Парсер Пол, Слейтон Дональд, Уайт Стэнли, Фагет Макс, Шепард Алан, Ширра Уолтер, космонавтика
Subscribe

  • «Атлас» соберет данные

    19 мая 1961 Мыс Канаверал. На боку следующей ракеты «Атлас», запущенной с мыса Канаверал, будет пузатый белый цилиндр с…

  • Человек на орбите

    19 мая 1961 Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства рассматривает сокращение на два месяца своего…

  • «Интересно, кто будет последним?»

    19 мая 1961 Первые в космосе. Тупик на переговорах в Женеве о запрещении ядерных испытаний. The Owosso Argus-Press (см. слева от…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments