andreyplumer (andreyplumer) wrote,
andreyplumer
andreyplumer

Category:

Астронавт не испытывал проблем в космосе


6 мая 1961

Мыс Канаверал, штат Флорида. Врач, следивший за реакцией тела астронавта Алана Б. Шепарда-младшего во время его космического полета в пятницу, сказал, что Шепард показал себя «совершенно нормальным человеком».

Доктор Стэнли С. Уайт сказал, что в течение долгого периода длительностью более чем четырех часов, которые Шепард пробыл в капсуле перед взлетом, он «вероятно был спокойнее всех» среди наземного и обслуживающего персонала проекта.

Уайт следил за сердцем Шепарда, дыханием и температурой тела с помощью радиосигналов, присланных прикрепленными к телу Шепарда датчиков.

Он сказал, что Шепард «следовал точно по плану» и что тот называл последовательность событий ясным и громким голосом, с напряжением, возникшим только во время больших перегрузок при входе в атмосферу.

При возвращении в атмосферу, по словам Уайта, Шепард испытывал 11-кратные перегрузки.

Доктор сообщил, что сердцебиение Шепарда было нормальным, а его пульс большую часть полета составлял 106 (ударов в минуту – П.).

Единственное время, когда пульс Шепарда взмыл до 120 было при больших перегрузках запуска и возвращения.

Уайт отчитался в центре управления, где люди, следившие за полетом, сообщали друг за другом, что астронавт, капсула, ракета и спасательные силы выполнили работу практически идеально.

Астронавт Дональд К. Слейтон, поддерживавший голосовую связь с Шепардом во время долгого ожидания в капсуле, сказал, что тот не произнес «ни одной жалобы» и чувствовал себя отлично. Во время полета, по его словам, Шепард выполнил все маневры строго по плану.

«Он просто устал так долго сидеть там», сказал Слейтон.

Морт Шлер, следивший за системой жизнеобеспечения капсулы, сказал, что температура в скафандре астронавта оставалась на уровне 75 градусов (Фаренгейта – П.) на протяжении полета, кроме того времени, когда она поднялась до 77 градусов при входе в атмосферу, когда силы трения создали вокруг капсулы огромный жар.

Внутренняя температура капсулы была в основном примерно 95 градусов, за исключением входа в атмосферу, когда она поднялась до 102 градусов, сказал Шлер. Он сообщил, что давление в кабине и скафандре большую часть полета составляло 5 ½ фунтов на квадратный дюйм – уровень, близкий к ожидаемому.

Дон Арабиан, следивший за системами капсулы, включая запас топлива, электроэнергии и системой ориентации, сообщил, что все системы работали удовлетворительно и оправдали ожидания.

Йоахим Куттнер, следивший за поведением ракеты, сказал, что ракета-носитель прекратила работу через 142 секунды после взлета – на полсекунды раньше. Приемлемым считается интервал плюс или минус секунда.

Контр-адмирал Ф. В. Х. Хиллс, командующий спасательными силами, сказал, что первый сигнал от капсулы был принят спасательным судном в 9:44 утра. Одновременно поисковый самолет прислал «визуальное» донесение – сообщив, что космический аппарат замечен спускающимся в Атлантику.

По словам адмирала, падение в воду произошло в 9:49 утра, а астронавт в подобравшем его вертолете приземлился на палубу авианосца через 11 минут после приводнения.

Хиллс сказал, что точка приводнения находилась в 150 морских милях к северо-востоку-востоку от острова Гранд-Багама. Другие официальные лица сообщили, что приводнение произошло всего на расстоянии шести миль от предсказанной точки.


Содержание
Tags: spacejam, Арабиан Дон, Куттнер Йоахим, Слейтон Дональд, Уайт Стэнли, Хиллс Фредерик, Шепард Алан, Шлер Морт, космонавтика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments