andreyplumer (andreyplumer) wrote,
andreyplumer
andreyplumer

Category:

По словам Гриссома, люк отлетел сам; скафандр наполнился водой прежде, чем спасли

23 июля 1961

Мыс Канаверал, штат Флорида. Астронавт Вирджил А. Гриссом, совершивший второй ракетный полет США, сказал вчера, что случившееся вчера затопление его космической капсулы было исключительно несчастным случаем.

Капсула утонула без возможности ее поднятия с глубины 16’800 футов после преждевременного отстрела люка аварийного спасения.

«Я лежал на спине, занятый собственными делами», сказал он, «когда – “пух!” – и следующее, что я вижу, так это голубое небо, и вода, заливающаяся через проем люка».

35-летнего капитана ВВС, выглядящего спокойным и подтянутым, вчера утром запустили ракетой на расстояние в 303 мили, с высотой в 118 миль и скоростью 5’280 миль в час.

Таким образом, капитан Гриссом стал вторым американцем, достигшим порога космоса. Его предшественник, коммандер ВМС Алан Б. Шепард-младший, совершил полет 5 мая.

Капитан Гриссом рассказал о пережитом во время пресс-конференции, прошедшей вскоре после его возвращения с острова Гранд-Багама, куда он прилетел со спасательного корабля после медицинского осмотра.

Всего через 32 часа после сурового отбытия с находящейся здесь пусковой площадки номер пять, 155-фунтового астронавта встретила объятиями и поцелуем его жена, Бетти.

Прежде, чем отвечать на вопросы, Джеймс Уэбб, администратор Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства, наградил его медалью НАСА за выдающиеся заслуги.

Вспоминая свои переживания, капитан Гриссом сказал, что, промчавшись сквозь высотные перистые облака он внезапно взглянул сквозь «обзорное окно» высотой 19 дюймов и увидел одинокую звезду – единственную, которую он видел во время полета.

С ноткой благоговения, Гриссом, высотой 5 футов и 7 дюймов, описал вид через это окно, бывшее, как он сказал, «замочной скважиной для меня».

«… Земля была очень яркой. Вокруг Земли была полоса, которая менялась от голубого до темно-синего, а затем в черный».

Обсуждая потерю наполненной приборами капсулу стоимостью $5 миллионов, астронавт рассказал о своих финальных секундах на борту, прежде чем «Либерти Белл-7» ушла на дно.

«После приземления, я снял шлем и отстегнул крепления к креслу. Я отсоединил шлем и развернул шейный пояс и это было лучшее, что я сделал за день» (этот резиновый пояс вокруг верхней части его скафандра предназначен для защиты от воды как раз в таких экстремальных ситуациях).

По его словам, он знал, что вертолеты приближались, чтобы подобрать его и как только был установлен голосовой контакт, он сказал, что хочет остаться на борту, чтобы поработать со списком отключения – зафиксировать положение переключателей при посадке».

«Когда я закончил с этим, я сказал вертолетам, что готов, когда они будут готовы… я снял крышку детонатора (для 70 пироболтов, крепящих люк) и бросил ее себе под ноги, а потом вытащил предохранительный шплинт».

После чего люк отстрелился.

Капитан Гриссом сказал, что помнит, как схватил приборную панель, готовясь к экстренному покиданию капсулы, но не помнит сам бросок через люк в море.

Он видел, что вертолеты пытались зацепить тонущую капсулу и поплыл к ней, полагая, что может помочь. Тем временем, «рябь от винтов» зависших вертолетов унесла его немного прочь.

В какой-то момент, сказал он, показалось, что теперь у вертолета прочный захват капсулы, уже наполнившейся водой.

«Я подумал, что она в хорошем состоянии», добавил он.

В этот момент у него возникли собственные проблемы со спасением. Пока одна «вертушка» пыталась спасти капсулу, а другая – спасти его, оба аппарата мешали друг другу.

Каждому нужно было избежать устремленного вниз потока воздуха от лопастей другого.

Умело маневрируя, спасший его вертолет наконец спустил подъемную петлю «и после этого все стало хорошо».

Среди других причин, возникших, пока он плавал в океане, капитан Гриссом назвал наполнение скафандра водой.

«Я не закрыл клапан скафандра», сказал он, «вода набиралась, и я погружался все ниже и ниже. Было довольно трудно оставаться наплаву».

Спрошенный, было ли ему страшно когда-нибудь во время полета, он ухмыльнулся: «Я был напуган».

Его спросили, относится ли это ко всему полету, или к конкретному моменту, он ответил:

«Полагаю, это в целом».

Спрошенный, оказался ли его полет таким же интересным, как это обещал коммандер Шепард, он ответил: «Несомненно, да. Я бы порекомендовал такой полет каждому».

Капитан Гриссом, одетый в темно-синий костюм, белую рубашку и черный галстук, начал пресс-конференцию в зале гостиницы с хронологического перечисления событий его 16-минутного полета в космос наверху ракеты «Редстоун».

«Сперва шум и перегрузки начинают нарастать, а затем возникает вибрация на 36’000 футах, когда вы проходите 1 Мах (скорость звука)». Капитан Гриссом сказал, что пережитые им вибрации «и близко не были настолько серьезными, как у Эла (Шепарда)».

Это, объяснил он, из-за модификации капсулы и сглаживания крепежа к «Редстоуну».

«Эту проблему», добавил он, «мы решили, полагаю».

В этот момент полета, продолжил он, «не было ничего, кроме голубого неба, стремительно меняющегося от голубого до черного, как смоль».

Спустя считанные минуты после этого он доложил, что услышал срабатывание ракеты, которая сбросила вправо башню аварийного спасения.

Это успокаивало, сказал он, потому что свидетельствовало о том, что полет идет хорошо. «Следует быть уверенным, в том, что ракета ушла, потому что парашюты расположены в отсеке сразу под ней».

Уравновешенный молодой астронавт рассказал, что в какой-то момент солнце светило насколько ярко, что возникло опасение быть ослепленным.

Столб света прошел по нижней кромке его скафандра, но не попал на лицо, хотя отражение от алюминия в основании окна было проблемой.

Одно из впечатлений, полученных во время полета, оказалось странным.

«У меня возникло устойчивое ощущение», сказал он, «будто я лечу спиной вперед. Не могу описать это. Когда капсула развернулась, я почувствовал, будто движусь вперед. Пока не могу объяснить этого сам себе».

Когда у него было это ощущение, он находился в невесомости космоса.

Только после того, как он поработал с приборами управления рысканьем, Гриссом получил единственный хороший вид на Землю.

«Я мог видеть мыс прямо перед собой и ясно, как на картине… не казалось, будто я на высоте в сотню миль. Вид был значительно более отчетливым, чем я ожидал».

Когда он вошел в атмосферу, то, по словам капитана Гриссома, полет проходил гладко лишь с постепенным увеличением перегрузок, пока они не достигли 10.2-й величины его собственного веса.

Когда раскрылся первый, тормозной парашют, сказал он, «я услышал выброс парашюта и увидел его раскрытие. Это меня успокоило. Я знал, что скоро будет главный парашют. На высоте 11’000 футов, или может чуть ниже, раскрылся главный парашют».

«Это была самая приятная часть полета. Там был небольшой разрыв, треугольный, примерно шесть дюймов. Капсула наклонилась на левый бок и все, что я мог видеть в окно, была вода».

Постепенно капсула выпрямилась, а затем он сбросил резервные парашюты, чтобы увеличить стабильность аппарата.

Спустившись в капсуле, он связался с пилотом вертолета и велел тому подождать, пока он завершит работу с переключателями. Затем он снял шлем. Полет был завершен.

Примерно в конце расспросов, когда его спросили, когда он планирует вернуться к работе:

«Завтра утром в 8 часов», сказал он.

Сегодня вечером капитан Гриссом провел тихий вечер со своей женой и несколькими друзьями.


Содержание

Tags: spacejam, Гриссом Вирджил, Либерти Белл-7, Редстоун, Шепард Алан, космонавтика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments