andreyplumer (andreyplumer) wrote,
andreyplumer
andreyplumer

Categories:

«Но сейчас я постарше»


В наших газетно-космических приключениях не так давно мы встретили заметку о Джонатане Оровице, 12-летнем мальчике отправившем в 1958 году свои предложения в Пентагон по запуску человека в космос. Найти героя наших историй в современности – это всегда большое и радостное событие. Нам удалось разыскать мистера Оровица и мы попросили его рассказать побольше о событиях тех лет и своих идеях. Ниже, с любезного разрешения мистера Оровица, приводятся его воспоминания.

К сожалению, ничего из того времени не осталось. Шел 1958 год и у меня не было другого способа сохранения копий, кроме копировальной бумаги.

Я напечатал свои предложения на отцовской механической печатной машинке. Мои «чертежи» были сделаны цветными карандашами на чертежной бумаге. Большие копии этих чертежей утрачены во мраке времен.

Чертеж, который видно на фотографии в газетах, приклеенным к афише, был копией сделанной для ежегодной школьной научной ярмарки. Поскольку она прошла до моей известности, «Оракул» (так Джонатан назвал свой проект – П.) не получил никакой награды. После того, как я стал известен, до меня дошел слух, будто министерство обороны связывалось с руководством школы, чтобы гарантировать мой проигрыш. Я не верю в это, поскольку моему проекту недоставало очарования. Он проиграл из-за своих собственных качеств.

Мой «Оракул» стал третьим невостребованным проектом с конца 1957 года. Первым был проект истребителя, развивающего двойную скорость звука, - я отправил его в «Конвэйр». Вторым стал проект орбитального ракетоплана (основанного на «X-15» с большой разгонной ступенью). Ракетоплан принес мне от компании «Бэлл» очень милую рекламную модель ракеты класса «воздух-земля» на подставке и письмо от Вальтера Дорнбергера.

Не зная, почему мои предложения остаются невостребованными, я отправил их в Управление перспективных исследовательских проектов (ARPA – П.) в Вашингтон. На основе прочитанного в «Эвиэйшн Уик», место казалось подходящим. Все закончилось на столе Роя Джонсона. Уверен, я тогда понятия не имел, кто это. В какой-то момент мною заинтересовались следователи где-то в министерстве обороны.

Оглядываясь назад, я никогда не был уверен в том, что люди в Пентагоне очень расстроились. Все, что я использовал, являлось опубликованной информацией. Они беспокоились, что я скопировал ракету или ее груз из какого-то засекреченного источника. [Но] мои идеи были моими собственными.

12-летнему мальчику было очевидно, что МБР вроде «Атласа» или «Титана» сможет проделать большую часть работы по выводу большого груза на орбиту. «Атлас» являлся более простой системой и на несколько месяцев опережал «Титан». В декабре 1958 года весь «Атлас» целиком вышел на орбиту вместе с небольшим спутником.

«Оракул» должен быть запущен с помощью МБР «Атлас» в качестве первой ступени, со слегка форсированным маршевым (центральным) двигателем. «Оракул» включал в себя проверенный двигатель второй ступени «Авангарда» для дополнительного разгона при выводе на орбиту. Спутник весом 2’000 кг имел возвращаемый модуль для мартышки (или небольшой обезьяны). Мышей и обезьянок запускали на американских ракетах и ранее. Комбинация «Атласа» и «Авангарда» стала известна как «Атлас-Эйбл». С ее помощью запускали космические зонды начиная с конца 1959 года.

В 1958 году ничего не возвращалось с орбиты в целости. Я осознавал, что проблема схода с орбиты в атмосферу не сильно отличается от таковой для носового конуса МБР. Я предложил использовать керамический тепловой щит, который немного походил на верхушку «Юпитера» ракеты средней дальности. Охлаждение осуществлялось посредством проходящей через него воды. Не думаю, что нечто подобное когда-либо летало.

Использованная вторая ступень оставалась присоединенной к возвращаемому модулю с животным. Небольшие ракеты управления положением использовали такое же топливо, что и главный двигатель второй ступени. В качестве тормозных, использовались установленные спереди твердотопливные ракеты, позаимствованные у верхних ступеней «Юпитера-Си».

Как уже упоминал, в начале июля пришло письмо от Алана Т. Уотермана, директора Национальной академии наук. Академия отвечала за крошечные научные модули в первых спутниках «Эксплорер», запущенных армейскими ракетами «Юпитер-Си».

В целом, мой «Оракул» не был похож на что-либо построенное. За исключением использованной второй ступени, его вес были близок к весу (более поздней) капсулы «Меркурия».

Позже в том же году я отправил предложения космической станции, но они ни к чему не привели (кроме еще одного милого письма). Я мало что помню про него. В 1962 году я отправил в NASA проект лунного посадочного аппарата. Благодаря ему я получил работу на лето. Оказавшись в NASA, я обнаружил свое первоначальное письмо и сделал с него копию с помощью высокотехнологичного копировального аппарата «Ксерокс».

Любая статья о этом времени должна учитывать особенности того периода. Шестьдесят лет назад технологии космической эры только начали оказывать влияние на повседневную жизнь. Бизнесу стали доступны компьютеры на полупроводниках. В конце 1958 года появились реактивные [пассажирские] авиалайнеры. Автомобили не оснащались средствами безопасности. Кредитные карты являлись новшеством и принимались не повсюду.

Загрязнение воздуха являлось здоровым признаком развитой индустрии. Курение сигарет было практически повсеместным. Расовая дискриминация во многих штатах оставалась законной.

Тогда не существовало ни глобальной коммуникационной сети, ни GPS, ни долгосрочных метеорологических прогнозов. Телефоны оснащались дисками (а не кнопками) и звонки на большие расстояния требовали привлечения оператора. Телевидение ограничивалось немногочисленными каналами и, для большинства, черно-белыми. Сфера развлечений еще мигрировала от радио к телевидению.

Американцы получали свои новости из газет. В каждом крупном городе их было несколько. Исследования проводились с помощью библиотеки из настоящих книг, без какой-либо помощи копировальных машин. В кинотеатрах все еще показывали кинохронику.

«Космическая эра» и «ракетное отставание» стали важными элементами холодной войны. Первый выстрел в космической гонке или ракетном отставании был произведен в августе 1957 года советским заявлением о том, что СССР провел успешное испытание МБР. В США никто не знал ни о Р-7, ни о ее создателе. Достижение удалось повторить в следующем году с помощью испытательной модели «Атласа».

Оглядываясь на то время, я всегда поражаюсь тому, насколько коротки временные интервалы между основными событиями. Первый запуск спутника: три месяца; первый пилотируемый орбитальный полет: десять месяцев; первая мягкая посадка на Луну: четыре месяца (должно быть автор имеет в виду то, насколько близко СССР и США шли в космической гонке – П.). Современные оружейные и космические системы требуют жизни поколения, или больше, от появления до использования.

Я никогда не ожидал, что какие-либо мои проекты будут построены. Даже мне были понятны их недостатки. Моей целью было задать вопрос: «Почему мы не можем сделать что-то вроде этого?»
26 января 2017г.

Содержание

Tags: маленькие радости
Subscribe

  • 7'000 записей!

    Дорогие друзья и немногочисленные читатели! Сегодня мы с вами преодолели отметку в 7’000 записей с тегом spacejam. Ура, товарищи! За время…

  • 6000 записей!

    Уважаемые читатели! Это была шеститысячная запись в нашем "космическом джеме". Вперед! К новым газетно-космическим приключениям! Ура!…

  • Новая глава - "День"

    Свершилось! Дорогие друзья и читатели, мы дошли до конца 1960 года! А значит, это конец раздела, условно названного "утро". Уже…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments