andreyplumer (andreyplumer) wrote,
andreyplumer
andreyplumer

Categories:

Ракетоплан «X-15» поднят гигантским бомбардировщиком

10 марта 1959

База ВВС Эдвардс, штат Калифорния. Ракетоплан «X-15», длиной 50 футов, находился в полете в течение часа и девяти минут под крылом гигантского реактивного бомбардировщика «Б52».

Скотт Кросфилд, летчик-испытатель корпорации «Норт Америкэн Эвиэйшн», построившей «X-15» для ВВС и Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства, находился в кабине космического аппарата.

Однако прошедший во вторник полет был «подвешенным», в течение которого ракетоплан оставался соединенным с бомбардировщиком от взлета до посадки. Целью полета являлась проверка воздушной стабильности «X-15», крепости крепления аппарата к бомбардировщику и знакомство экипажа транспортировщика и пилота Кросфилда с процедурами, черед которых настанет в последующих полетах.

«Если все пойдет хорошо», сказал представитель проекта, «то следующим шагом станет планирующий полет. Самолет сбросят, после чего он спланирует для посадки»

После таких предварительных полетов, непроницаемо черный аппарат сбросят, вероятно на этой неделе, над Вендовером, штат Юта, для активных полетов над 485-мильным «воздушным шоссе», протянувшимся назад к базе Эдвардс.

Стройный аппарат предназначен для благополучного возвращения с высот вплоть до 100 миль и скоростей порядка 3’600 миль в час, или пятикратной скорости звука.

В Элли, на востоке штата Невада, и в Бетти – на юго-западе, построены станции полигона, оснащенные новейшим электронным оборудованием для сбора информации и помощи Кросфилду в полете на «X-15».

Если в первом полете все сработает удовлетворительно, говорят официальные лица «Норт Америкэн», то «X-15» поднимут высокого над базой Эдвардс и сбросят во втором полете. В этом случае, Кросфилд и ракетоплан начнут падать вертикально с начальной скоростью 100 миль в час, продвигаясь вперед на 400 милях в час.

У пилота будет две минуты для проверки реакции «X-15» на управление. Он выполнит повороты и наклоны, поднимет закрылки, проверит тангаж, крен и рыскание (виляние хвоста).

Судя по всему, первая посадка, говорят официальные лица, будет жесткой – вроде направления гоночного автомобиля на 100 милях в час в кирпичную стену, нажатия на тормоза и остановки в двух футах от стены, только жестче.

Если пилот «приземлится» слишком высоко, то «X-15» упадет. В таком случае, пилоту придется использовать свое реактивное кресло с катапультой, которое поднимет его достаточно высоко в воздух, чтобы он смог благополучно спуститься на парашюте.

Однако пилот не может замедлить своей полет, иначе режется в землю. Он будет двигаться довольно быстро, коснувшись грунта на скорости более 200 миль в час.

Помогут точные приборы – самые лучшие, когда-либо помещенные в самолет. Но Кросфилд полетит буквально по наитию, сажая «X-15» на 12-мильную посадочную полосу на дне [высохшего] озера.

В третьем полете, если все пойдет по расписанию, «X-15» заправят для имитации настоящего космического полета. Топливные баки наполнят перед взлетом. Во время полета, оператор в бомбардировщике станет следить с помощью телекамерой за пополнением баков «X-15» жидким кислородом. Он будет следить, как Кросфилд проверяет свои приборы управления.

Поскольку все настоящие полеты «X-15» предусматривают «сухую посадку», то топливо после этого будет сброшено.

Четвертый из 20 запланированных испытательных полетов станет историческим – первым активным. «Б52» поднимется на высоту 38’000 футов над Вендовером, «дольет» топливные баки «X-15» и сбросит самолет.

Кросфилд запустит 12’000-фунтовые маломощные двигатели, используемые на первом этапе испытания и умчится в первый активный полет. Он проведет «выгорание» и приземлится с отключенных двигателем.

В течение последующих полетов, он протестирует различные комбинации скорости, высоты, тангажа, крена и рыскания. В конечном итоге, будут использованы двигатели с тягой 50’000 фунтов.

Тем временем, радарное оборудование станций полигона поймает мчащийся на расстоянии 400 миль ракетоплан и вернет картинку, для визуального отображения на схеме. Телеметрическое оборудование, способное принимать информацию с самолета на расстоянии в 160 миль, соберет в комнатах управления горы данных.

Станции полигона «зададут» 1’000 вопросов по 10 раз в секунду полета, о температурах на поверхности и внутри «X-15», напряжениях и давлениях в различных местах. Приборы станут вести непрерывный отчет о 15 контрольных позициях в космическом аппарате.

Большая часть информации будет собрана записывающими устройствами в «X-15». На землю отправятся критические данные. Например, летный хирург станет наблюдать за радиокардиограммой сердца пилота и построит график температуры его тела.

Кросфилд будет так занят полетом в космоплане, что три инженера на земле станут следить за таким критическими вещами, как давление внутри топливных баков «X-15» и в двигателях. Они мгновенно просигнализируют по радио любую информацию, которая потребуется пилоту в его миссии.

По мере продолжения полетов, «X-15» постепенно увеличит высоты и скорости. Точные траектории будут определены с помощью электронных компьютеров так, чтобы критические полеты приближались постепенно.

Например, указывают официальные лица «Норт Америкэн», слишком резкий вход носом вниз в атмосферу Земли приведет к сгоранию «X-15», подобно метеору. Инженерами определены траектории, которые не дадут «X-15» достичь таких критических углов входа.

Предпринята обширная программа подготовки к полетам. Пилоты провели более 2’000 «полетов» с помощью оборудования, названного симулятором, и построенного для точного воспроизведения функций управления самолетом.


Содержание

Tags: spacejam, x-15, Кроссфилд Скотт, космонавтика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments